Японский колумнист: «Финансы Саудовской Аравии оказались под ударом огненной колесницы»

729

Автор — Кадзухико Фудзи, с 2016 года — главный консультант Исследовательского института Министерства промышленности и торговли Японии. В прошлом в течение 10 лет работал старшим экономическим аналитиком информационно-исследовательского бюро при канцелярии Кабинета министров Японии (главный разведывательный орган страны). Автор многочисленных статей в японских СМИ.

По мнению автора статьи, не исключено, что в Саудовской Аравии могут повториться сценарии «арабской весны». Действия королевской семьи вызывают все большее недовольство народа. «Судьба Саудовской Аравии — это судьба любой страны с уродливой однобокой экономикой», — уверены читатели.

Финансы Саудовской Аравии оказались под ударом «огненной колесницы» (образное выражение из древней японской литературы, характеризующее катастрофические и неотразимые бедствия — пожары, поражающие дома и имущество населения — прим. ред).

Бюджет страны изначально сверстан, исходя из цены нефти 60 долларов за баррель. Сейчас он буквально «горит». В нормальное время около 80% поступлений в бюджет дает экспорт сырой нефти. В последние месяцы объем этих поступлений сократился в 2 раза.

Важнейшей причиной резкого падения мировых цен на нефть явилось катастрофическое сокращения спроса на нее на фоне обрушившейся на планету пандемии коронавируса. По оценкам экспертов, объем спроса в мире упал на 30 миллионов баррелей в сутки. Это невероятное количество нефти, почти сравнимое с общим уровнем ее добычи странами ОПЕК.

Из-за коронавируса в этом году закрыт для посещений верующих священный город Мекка. В этой связи бюджет Королевства Саудовской Аравии не досчитается еще 12 миллиардов долларов.

В самой Саудовской Аравии выявлено уже 40 000 зараженных коронавирусом covid-2019. Это третий показатель на Ближнем Востоке после Турции и Ирана. Пандемия коснулась и королевской семьи. Инфицированными оказались более 150 ее членов. Расположенный в Джидде на берегу Красного моря специальный королевский госпиталь заполнен полностью. В спешном порядке под госпитали переоборудованы два эксклюзивных отеля.

Фактически управляющий страной наследный принц Мухаммед ибн Салман 5 лет назад начал масштабную войну с Йеменом, потратив на нее за этот период более 233 миллиардов долларов. Однако никаких результатов в ней он не достиг. Более того, КСА в настоящее время подвергается страшной опасности наступления коронавируса, исходящей из Йемена, который в результате этой войны переживает гуманитарную катастрофу.

Центр саудовской нефтедобычи, промышленный город Даммам, расположенный в восточной части страны (около 2 миллионов населения) был закрыт 3 мая. В настоящее время каких-то препятствий с точки зрения экспорта Саудовской Аравией своей нефти не наблюдается. Однако в связи с турбулентностью ситуации они могут возникнуть в любую минуту. И тогда по энергетической безопасности Японии, которая получает 40% всего объема импортируемой нефти из КСА, может быть нанесен очень болезненный удар.

В текущем году дефицит бюджета Саудовской Аравии значительно превысил отметку в 10%. В марте золотовалютные резервы страны находились на уровне 464 миллиардов долларов — самом низком с 2000 года. В этом году внешние заимствования КСА уже превысили 60 миллиардов долларов.

Становится понятно, что страна не может обойтись без решительных мер в области своих финансов. 11 мая о них объявил министр финансов страны Мухаммед аль-Джадаан. Его заявления произвели эффект разорвавшейся бомбы.

С июля нынешнего года налог на добавленную стоимость (соответствует потребительскому налогу в Японии) повышается с нынешних 5% до 15%. Одновременно с июня прекращаются поддерживающие выплаты населению (в общей сумме 22,6 миллиарда долларов), которые были введены в 2018 году для того, чтобы смягчить тяжелый удар от роста цен, последовавший за вводом НДС.

Амбициозная программа Vision 2030, с помощью которой Салман хотел внушить народу высокие надежды на будущее, сегодня превратилась в программу «несбыточных снов». Более того, ее крах может стать причиной народных волнений.

Например, стало известно о том, что правительственными силами был убит один из влиятельных лидеров местных племен, живущих на побережье Красного моря и выступающих против центральной идеи программы Vision 2030 — строительства здесь «Умного города будущего — NEOM» (на крайнем северо-западе страны, в районе Табука).

До сих пор королевской семье удавалось поддерживать дружеские отношения с разбросанными по стране племенами. Но, как показывает этот инцидент, в последнее время в связи с ухудшением экономической ситуации это становится все сложнее. Судя по всему, со временем эта проблема для королевского двора будет только обостряться.

Желтый свет зажигается и на пути финансовых потоков, направляемых на реализацию любимого детища наследного принца проекта Vision 2030. Как заявил недавно министр финансов Мухаммед аль-Джадаан: «Мы не придаем этой программе сакрального значения». Сам принц начинает все активнее направлять свой взгляд на «параллельный бюджет» в виде специального околоправительственного фонда «благосостояния» (PIF, объем около 300 миллиардов долларов). Возможно, именно в связи с этим в последнее время в саудовских верхах заговорили о необходимости высокой окупаемости проектов, финансируемых из этого фонда, и избежания высоких рисков в его использовании

Дополнительным болезненным моментом для наследного принца, и так оказавшегося в сложном положении, явились недавно возникшие проблемы в отношениях с президентом Трампом, который всегда демонстрировал поддержку саудовской власти.

Решение Мухаммеда ибн Салмана резко нарастить добычу нефти в Саудовской Аравии, несмотря на падение мирового спроса на нее, поставило в безвыходное положение американскую сланцевую отрасль и вызвало ярость Трампа. Она была так сильна, что американский президент даже заявил, что «не может гарантировать обеспечение безопасности королевства». Сильно испугавшийся наследный принц тут же приказал вернуться к политике сокращения нефтедобычи.

Ситуация с нефтью сегодня остается очень волатильной. Вряд ли можно рассчитывать, что в ближайшее время мировые цены на нее сильно вырастут. В этой связи весьма туманным становится будущее центральной оси, на которой зиждется американо-саудовское сотрудничество. До сих пор оно основывалось на сделке, заключенной в феврале 1945 года тогдашним президентом США Рузвельтом и королем Саудовской Аравии Абдул-Азизом. Суть ее состояла в том, что «в обмен на обеспечение Соединенными Штатами безопасности Саудовской Аравии, королевство осуществляет стабильные поставки нефти в Америку». Но сегодня саудовская нефть уже не занимает во внешней политике США то центральное место, которое занимала когда-то.

Речь идет не только о том, что в самой Саудовской Аравии народ недоволен тем, что власти хотят взвалить на него расплату за свои ошибки. Пока в королевстве еще не получил повсеместного распространения бытующий в других странах лозунг «нет представительства народа во власти — не платим налоги», но все активнее здесь звучат требования общества о допущении граждан страны в политику. В этой связи никто не может дать гарантий того, что в Саудовской Аравии не повторятся сценарии «арабской весны».

События в сегодняшней Саудовской Аравии — один из весьма значительных примеров того, как мировая пандемия коронавируса расшатывает казавшийся незыблемым фундамент энергетической безопасности Японии. Японскому правительству необходимо в этой связи гораздо серьезнее подходить к этой проблеме и предпринять решительные меры по обеспечению стабильности поставок энергоносителей в страну.