Последствия турецкого «миролюбия»

715

«Мир» и  «стабильность» —  слова, которые в последние годы звучали из уст высокопоставленных, важных официальных лиц Турции.

В этом плане, можно привести  «искренние» слова Мевлюта Чавушоглу после встречи с главой МИД Россиии в Анталии, о том, что  цель Анкары — устонавить  прочную стабильность и мир в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе.

Вышеупомянутые слова на первый взгляд не показались бы такими странными, смешными, трудными для восприятия, если бы не фактор Турции, которая по сути дела является главным источником нестабильности в этом регионе, страной,  провоцирующей войны.   

Турция, которая не раз угрожала словами «однажды ночью мы придем неожиданно», которая провела военную операцию под названием »Источник мира», вторглась в Сирию, под видом страны, которая якобы стремится к миру.

Затем, под лозунгами содействия миру и защиты международно признанных властей, Турция оказалась вовлечена  в ливийский конфликт, перебросив террористические элементы в Триполи.  

В этих регионах Турция использует  риторику про «справедливость», «мир» и  «защиту угнетенных», а войну она использует как инструмент для реализации своих собственных планов.      

Турция использует подобную тактику, постепенно, шаг за шагом. Сначала лозунгами о мире и справедливости Турция  провоцирует нестабильность в регионе, затем укрепляет свои позиции там, а на следующем этапе начинает навязывать свою повестку.

С той же тактикой Турция ввязалась в 44-дневную войну в Арцахе, а теперь она пытается продвигать свою повестку о мире, которая несет не только двойные стандарты, но и имеет искаженные картину.

Наиболее яркие проявления подобной политики наблюдались в заявлениях президента Турции Эрдогана во время его визита в Шуши, а также в опубликованном тексте так называемой «Шушинской декларации».

С одной стороны, Эрдоган заявляет, что они хотят создать платформу для сотрудничества со странами региона, которая предполагает участие Армении, но в то же время турецкий лидер выдвигает условие, отмечая, что «процесс будет более здоровым и эффективным, если на основе соглашения о прекращении огня, между Арменией и Азербайджаном, подпишется всеобъемлющий договор о мире».   


С одной стороны, он подчеркивает, что они готовы к нормализации отношений с Арменией, призывает Ереван к «пожатию дружеской руки», но с другой стороны, в так называемой декларации говорится о «Зангезурском коридоре». Но нужно отметить, что  турецкие иллюзии насчет так называемого «Зангезурского коридора»  далеки  от дружеских.      

Лучший пример, который  отражает суть и истинные намерения «турецкого мира», является беседа супруги Эрдогана с Алиевым об армянских военнопленных:


«Есть еще пленные?» — спрашивает жена Эрдогана, на что Алиев отвечает утвердительно, добавляя, что их много .Тогда жена Эрдогана говорит: «По чуть-чуть». Алиев отвечает, что «работа в процессе».


Фактически, первая леди Турции предлагает Алиеву политическую сделку, таким образом демонстрируя ее взгляды о гуманности, которые столь же искаженны, как и у политиков, сопровождавших ее в это время.

Анаит Везирян